Разведка

Алек Раев

 

       - А знаешь, что самое смешное, Макс, если бы я не чихнул, мы бы никогда и не наткнулись на эти яйца, - хрипло проговорил механик в углу.

       Владлен поморщился и покачал головой. За те четыре дня на корвете «Стерегущий» в системе Каптейна, куда он попал по распределению, этот рассказ звучал уже четвертый раз.

       - И ты представляешь, я чихнул, - продолжал рассказывать механик своему напарнику, - и случайно тронул рычаг реверса. Я это не сразу заметил, ты же знаешь, у этих «Митсубиши Мору» такой плавный ход, что можно мимо спящих детей ездить…

       Волей-неволей прислушиваясь к этому бреду, Владлен снова покачал головой. Таких аллегорий от простых механиков он никак не ожидал. Хотя…оказаться в штрафбате злополучной системы он тоже не рассчитывал. Он уже тысячи, миллионы раз проклял тот момент, когда врезал капитану по зубам. Тот лишился зубов, а Владлен, техник-радист высшей категории, звания лейтенанта и места на крейсере прорыва «Зевс». Вместо этого его перевели в Первый Каптейнский батальон, как он назывался официально, но на деле все знали, что это батальон штрафников-смертников, задача которого - принять первый удар.

       - В общем, когда я заметил откат, до края воронки было пару метров, склон сполз, обнажив фиолетовую глыбу. Ну, я и вызвал старшего смены, подумав, что наткнулся на залежи аметистов…

       Дослушивать окончание Владлен не стал, выйдя в коридор. Корабль обеспечения «Эпсилон» был устаревшей моделью корабля, поэтому на нем было несколько иллюминаторов, позволявших рассматривать бездну космоса. «Эпсилон» был последней моделью, где их ставили. Годы полетов и статистика наглядно доказала, что процент психических срывов во время дальних вылетов прямо пропорционален количеству «окон» на корабле. Владлен знал цифры, так как до призыва успел закончить академию по специальности «Астропсихология», но лично на него необъятный океан звезд всегда действовал умиротворяюще.

       - Владлен Денисов, срочно пройдите в командную рубку, - оглушая шумами, прокаркал динамик общей связи.

       Вызов был не аварийный и, теоретически, не обязывал бежать сломя голову, но техник решил поторопиться. Перед люком Владлен задержался на мгновение, выдохнул и поправил одежду.

       - Рядовой Денисов, по вашему приказанию прибыл, - отрапортовал техник, переступая порог.

       - А, вот и наш строптивый связист прибыл, - добродушно отозвался командующий батальоном.

       Его звали Ааротом Цирамуа и носил он звание генерал-майора, став командующим Первого Каптейнского после того, как отказался посылать свою эскадру на верную смерть.

       - Рядовой Денисов, вы получаете назначение на корвет дальней связи «Чайка». У них там сейчас один связист, а для разведрейда команде нужен второй. Найдите на нижней палубе сержанта Томпсона, он посадит вас в челнок. Свободны.

       - Есть, сэр! – козырнул Владлен и вышел.

       По пути на нижнюю палубу, рядовой зашел в свою каюту за вещами, радуясь, что больше не будет слушать ежевечерних бредней механиков. Техник не торопился, так как приказа о срочности не было. Спустившись, он без труда нашел сержанта, который посадил его в «Витязь», единственный истребитель, который имел грузовые отсеки. Помимо Владлена, в отсеке сидел еще один рядовой в форме артиллериста, который спал. Не успел техник пристегнуться, как загудели двигатели истребителя, начиная предстартовый прогрев.

       Перелет был коротким и уже через пятнадцать минут «Витязь» причалил к корвету дальней связи «Чайка». Сразу по высадке, Владлен заступил на пост. Экипаж корвета до прилета артиллериста и техника был не доукомплектован. Следующие три дня между кораблями батальона происходило непрерывное челночное курсирование «Витязей», которые в срочном порядке доукомплектовывали экипажи кораблей. Как успел выяснить за свои смены Владлен, готовилась разведвылазка двумя малыми эскадрами, с целью рекогносцировки местоположения противника.

       «Чайка 1-17», куда его назначили, была в составе группы «Радуга 1», в которую так же входили еще три корабля: корвет дальней связи «Чайка», и два корвета «Стерегущий».

       Владлен только заступил на очередное дежурство, когда пришел приказ от командующего батальоном…

       За те три дня, что техник находился на «Чайке», он успел познакомиться с экипажем, который состоял из шести человек, все из которых были штрафниками и имели странности. Помимо Владлена на корабле был еще один техник-связист второго класса, бывший когда-то журналистом, который каждый вечер запирался в своей каюте и слушал какую-то запись на диктофоне. Еще на корабле был рядовой артиллерист, тот самый, с «Эпсилона», он отвечал за обслуживание вакуумных орудий, и странность его была в том, что он постоянно читал учебники по биологии и физике. Капитан корабля, бывший всегда слегка «под шофе», лейтенант, во время смен рисующий картины карандашом в бортовом журнале, и инженер-механик, который вообще не выходил из своей каюты.

       Лейтенант включил маршевые двигатели и звезды смазались, превращаясь в линии. Одновременно, практически беззвучно, включились гравитационные компенсаторы, нивелируя эффект ускорения. Принцип движения основывался на поздних трудах Буркхарда Хайма, Вальтера Дрёшера и Йохима Хойезера[1], которые, опираясь на теорию УКС[2], разработали гиперпривод, позволяющий развивать сверхсветовые скорости. Технически верхнего предела просто не было, практически же возникали несколько трудностей: чем выше скорость, тем большее пространство и расстояние требовалось для маневров, кроме того было сложнее обнаруживать метеориты, астероиды и прочий космический мусор. Так что технически средняя скорость движения средних кораблей равнялась половине скорости света.

       Вскоре они вышли из системы Каптейна, направляясь за границы освоенного космоса, туда, где два года назад пропала четверка кораблей, находившаяся в тестовом полете. Два дня пути прошли без происшествий, а на третий радары дальнего оповещения уловили большое скопление кремния на пределе дальности приборов. Капитан эскадры, находящийся на второй «Чайке» дал сигнал к остановке.

       «Стерегущие» разбросали навигационные маяки, а «Чайки» занялись удаленным сбором информации. Спустя несколько часов стало понятно, что на аванпосты Земной Империи движется невиданная до селе масса, орда без конца и края.

       - «Чайка 1-17», прием, - вызов оторвал Владлена от размышлений о вечном.

       - На связи.

       - Оставляем вам «Стерегущего» для прикрытия, ваша задача собрать как можно больше информации и передать ее командованию. Текстовую информацию разрешаю передать с использованием высокочастотного импульсного передатчика, а видеоряд доставить лично.

       - «Чайка 1-17», информация принята.

       - Удачи, и до скорой встречи!

       Когда вторая «Чайка» и «Стерегущий» начали разгон, Владлен позволил себе выругаться.

       - А ты чего хотел? - отозвался лейтенант, который, не смотря на напряженность момента, продолжил сосредоточенно рисовать в бортовом журнале. – Мы штрафники, расходный материал. Большинство из нас попали сюда за неповиновения приказам, кто-то, как наш капитан, за пьянство. Таких, как ты, врезавших вышестоящему начальству, единицы. Быть может даже - единственный случай.

       - Все не так просто, - покачал головой Владлен. – Нам отдан приказ вернуться.

       - При этом между строчек нам четко дали понять, что «Стерегущий» должен закрыть нас в случае неприятностей, - лейтенант почесал кончиком карандаша нос и хихикнул. – Знаешь, я смирился с тем, что больше не увижу Землю. И ты смирись, проще жить станет.

       Услышав эту реплику, Владлен глубоко вдохну, а затем медленно выдохнул. Затем повторил это еще пять раз. Желание выкинуть лейтенанта в открытый космос без скафандра не пропало. Именно из-за таких пессимистов половина населения Земной империи сидела в глубокой яме. Иногда Владлен ловил себя на мысли, что проигрыш в этой войне, а никто уже не сомневался, что она будет, станет избавлением для зажравшегося и трусливого человечества. Единственное, что огорчало рядового, так это убеждение, что на войне, в первую очередь, гибнут лучшие.

       - «Чайка 1-17», на связи «Стерегущий 1-11».

       - На связи.

       - На три часа тридцать градусов приближается кремнийорганическая масса. Судя по сигнатурам, это отряд из дюжины Осадных Химер.

       Как известно в космосе нет верха и низа, право и лево, ориентация до безобразия относительна. С развитием космических перелетов, все теоретические системы навигации оказались ущербны, а боевое космическое ориентирование, вообще невозможно. Поэтому астронавты выработали свою систему. Все пространство делится на сектора и имеет градацию: по горизонтали в часах, по вертикали в градусах. Линией ориентации служит прямая от точки зенита, до точки надира, верхом же – ориентация корабля в текущий момент. За десятки лет более функциональной системы придумано не было.

       - Какие будут приказания? – повернулся к лейтенанту Владлен.

       - Уходим, что тут еще сказать, - ответил тот, и почесал карандашом за ухом.

       - «Стерегущий 1-11», на связи «Чайка 1-17». Нам нужно еще время, данных недостаточно. Приказываю выбросить гравитационные ловушки для создания защитного барьера. Огонь по ситуации, вам требуется продержать еще тридцать минут, а потом возвращайтесь на базу.

       - Вас понял, конец связи.

       - Хочешь продлить агонию? – приподнял бровь лейтенант, впервые отрывая взгляд от бумаги.

       Владлен не ответил, лишь тоскливо посмотрел на приборную панель.

       В этот момент от «Стерегущего» отделились капсулы ловушек, которые маневрируя собственными двигателями, стали выстраиваться в защитную сеть. Как показал опыт предыдущих столкновений, понятие стратегия и тактика Дваргам было чуждо. У Владлена, который изучал вопрос детально, сложилось впечатление, что на данный момент пришельцы просто никогда не сталкивались с другим разумом, и просто не понимали ситуации.

       Плюс, в кремнийорганическом теле и мозге, мозге в понимании человека, реакции протекали с другой скоростью. Да и как вообще можно даже пытаться понять чужую логику и оценить поведения изначально чуждого разума?

       - Бой будет? – в рубку ворвался артиллерист.

       Техник посмотрел на лейтенанта, но тот промолчал.

       - Будет, - Владлен указал на монитор, а сам стал украдкой наблюдать, как артиллерист достал планшет и стал сверять рисунки и схемы с изображением на экране.

       - Так я и думал, - радостно воскликнул он, найдя нужный рисунок.

       - Пояснишь, - поинтересовался техник.

       - Эти не те Химеры. Смотри внимательнее, они отличаются. Я сопоставил изображения, - артиллерист остановил картинку на мониторе и увеличил, а потом поднес к нему кпк. – Это не те химеры, с которыми мы сталкивались в системе Каптейн, у них другой окрас, но такой же, как у тех, что два года назад погубили наши корабли. Это Химеры Первого контакта!

       - И это значит…

       - Это значит, что либо Дварги очень долго думали, прежде чем двинуться в нашу сторону, либо они не обладают технологией сверхскоростного перемещения в пространстве. У меня есть теория, что у пришельцев коллективный разум, как у муравьев или пчел. Смотри!

       На экране «Стерегущий» открыл беглый огонь по пришельцам, после первых попаданий они резко изменили направление полета. Все. Одновременно. Такой синхронности Владлену прежде видеть не доводилось. Больше половины Химер ушли из под обстрела и затерялись в ближайшем астероидном облаке. Практически тут же в корвет полетели метеориты.

       - Ты можешь заставить маяки испустить радиоволны в ULF[3] диапазоне?

       - Зачем?

       - Мы блокируем их канал связи и они превратятся в мишени, потому что перестанут думать!

       - Сейчас сделаю, - застучал по клавиатуре Владлен, одновременно включив канал связи с корветом прикрытия. - «Стерегущий 1-11», прием.

       - На связи.

       - Нам нужно еще 10 минут, чтобы проверить теорию, обеспечьте прикрытие.

       - Да вы что, совсем с ума сошли?!?!

       - Это приказ, - жестко ответил техник, обрывая связь.

       Пока Владлен занимался перепрограммированием маяков, Химеры вылетели из облака астероидов и понеслись в сторону «Стерегущего». Не смотря на то, что ни одни кинутый ранее метеорит не достиг цели, все ложные цели, выброшенные корветом для защиты, они уничтожили. Так же по случайному стечению обстоятельств, оказались повреждены практически все гравитационные ловушки.

       В итоге, когда программа была готова, «Стерегущий» получил несколько ощутимых попаданий по корпусу, и сейчас вел шквальный огонь из всех орудий. Но Химеры были маленькими и юркими, поэтому попаданий было мало.

       - Запускай! – возбужденно вскричал артиллерист, когда «Стерегущий» получил очередное попадание метеоритом.

       Палец Владлена утопил кнопку запуска программы и тут же строй Химер рассыпался, они перестали быть единым целым, но вместо того, чтобы беспомощно подставиться под орудия корвета, они ринулись в атаку на «Чайку». Потеряв синхронность, они приобрели индивидуальность, которую нельзя было не заметить.

       - Они обладают разумом, они личности, - потрясенно проговорил артиллерист и сел на пол, схватившись за голову.

       - Отходим, - отдал команду Владлен, и включил двигатели.

       «Чайка» полетела обратно в систему Каптейн, унося бесценные сведения, а Дварги развернулись, чтобы добить астероид, «который их кусает».

 

       Июль-август 2014 года

       Москва



       [1] Физики

       [2] УКС – упругая квантовая среда

       [3] ULF – Инфранизкие частоты (ИНЧ) 300-3000 Гц