Бортовой дневник.

Запись № 404.

 

Дмитрий Поченты

 

       ...настоящее время...

       Пульсирующая, всепоглощающая тьма...вспышка подобная молнии... и подернутая сияющей дымкой поверхность планеты Ампос появилась в пределах видимости наших иллюминаторов. Медленный, кривой, подобный инопланетному существу наш корабль снабжения «Эпсилон» приближался к базе флота «Олимп», расположившейся рядом с колонией CD1314. Постепенно снижая скорость, он готовился к сближению, и мрачные лица членов экипажа могли наблюдать, как медленно уплывают в пустоту космоса фрагменты собственной обшивки корабля, изодранные и искореженные, подобные ампутированным конечностям...напоминание о проигранной стычке и успешном отступлении, сохранившем жизнь.

 

       Автоматическая стыковка началась. Капитан встал и, проходя сквозь ряды построившихся членов экипажа, направился к выходу. Он смотрит им в глаза, каждому... это его люди, проверенные годами, множеством перелетов и стычек, в которых они вместе побывали, но... последнее столкновение все изменило. Страх и обреченность... многие из них сойдя с корабля больше не взойдут на него, часть перейдет на службу в передовые боевые части, кто-то останется на базе, остальные при первой возможности уедут как можно дальше от приграничных рубежей...хотя покинуть пределы Имперского колониального пояса и вернуться на Землю им все таки уже никогда не удастся.

       С момента начала расширения границ и колонизации, Император четко и безоговорочно определил правила миграционной политики: тот кто покидает Землю и становится колонистом никогда не сможет перейти границу и вернуться обратно. Такой выбор был связан с тем, что первые колонии организовывали в основном принудительно, заключенными и радикально настроенными религиозными группами и являлись системой трудовых лагерей.

       Постепенно происходила селекция контингента колонистов, а торговля превратила многие из бывших мест для отбывания наказания в настоящие мегаполисы. Так формировались первые колониальные пояса Земной империи. В последующем они были укреплены военными базами...но это все в прошлом...хотя главное правило миграционной политики прежнее.... Но, всегда есть «но», как есть разные пути как пере идти границу, когда тобой движет страх.

       А он теперь движет многими.

 

       Во время расширения Империи и исследования дальних рубежей люди сталкивались с различными инопланетными формами жизни... в основном это были небольшие группы стражей или охотников и изредка попадавшиеся города скаргов.

       Встречи в основном носили спонтанный характер. Конфликты с инопланетными существами все же происходили, но крайне редко, в основном это связано с дальними охотниками, которые, выплывая из тьмы просторов космоса, принимали корабли Земной империи за потенциальную добычу. Нам всегда удавалось обходиться малой кровью...

        ...Кровь...архаизм космической войны..Мы больше не гибнем от ран, стремительно истекая жизнью...нет. Подобно птице феникс с дефектным генетическим кодом, мы сгораем в пламени кораблей, поглощаемые тишиной вакуума. Мы - малые, средние, большие взрывы, создающие галактики собственной смерти, яркими пятнами на черном полотне космоса, где каждый из нас - неуправляемый корабль, летящий навстречу звезде в потоке метеоритного дождя...

 

       …некоторое время назад...

       Это была стандартная миссия снабжения: наш корабль должен был доставить комплект дополнительных энергетических щитов и ракеты «Каскад» для кораблей находящихся на патрульной службе на авианесущем крейсере «Севастополь» расположившемся рядом с колонией FDM71 на дальнем рубеже. Стандартная передовая колония, стерегущая границы Империи, расслабленная, но готовая в любой момент дать отпор внезапно возникшей угрозе. Патрулирующие космическое пространство основные истребители «оса», укрепленные дополнительными защитными экранами...когда-то он и сам, будучи молоды пилотом летал на таком, прикрывая торговые корабли от ракет пиратов. Капитан потрогал шрам, подтянувший наружный уголок его правого глаза несколько ниже, к скуле, что придавало его сухому жесткому лицу легкую печать скорби. Пальцы скользнули по рубцово-измененной коже...как ракета по бронелисту, отколовшая во время взрыва фрагмент внутренней обшивки. Крепкий корабль...хороший шрам. Погруженный в мысли капитан и его команда приближались к колонии все ближе, что уже можно было разглядеть притаившийся в тени авианесущего крейсера, корвет прикрытия. «Асигару».... «легконогий». Холодный и опасный, как этикет Востока, где он и был спроектирован. Провожая его взглядом иллюминаторов, продолжая приближаться к стыковочной площадке, наш корабль снабжения поравнялся с молчаливо возвышающимся исполином. На его фоне, корветы типа «Стерегущий», контролирующие состояние пояса гравитационных ловушек, казались чем-то  незначительным, подобно мелким птицам снующим вокруг смертоносной пасти, вышедшего на сушу крокодила. Это был крейсер прорыва «Зевс» - бескомпромиссная демонстрация силы Империи, её железный кулак, сияющий бортовыми огнями. Погружаясь в их свет капитан вспомнил себя юношей, только-только поступившим в летную школу и мечтавшем о карьере командующего флотом, о том что когда-нибудь, повинуясь движениям его руки залпы корабельных орудий решат судьбу одной или нескольких колоний, а то и самой Земной Империи. Какими странными теперь ему кажутся эти мечты, и какой обманчивой, на фоне прожитых лет, предстает его власть над ходом своей собственной жизни.   

      Был отдан приказ о снижении скорости и экипаж начал готовиться к стыковке... Внезапное оживление и яркая безмолвная вспышка взрыва, горящие обломки, и летящий навстречу метеорит. Разодрав правый борт, он, как пощечина сонному экипажу, заставляющая очнуться и приготовиться к обороне. Клин скаргов, стремительно идущий на сближение, стремящийся сократить расстояние зоны обстрела и ворваться клешнями в плоть вражеского корабля. Залпы бортовых орудий врезающиеся в плотные панцири экзоскелета. Научные технологии и естественный отбор...противостояние в тишине вакуума...

 

       ...Наука...одна из форм и способов называть вещи своими именами. В связи с тем, что колонии дальних рубежей часто сталкиваются со скаргами знания исследователей об анатомии, физиологии и общественном строе последних достаточно обширны. Они являются полуразумными общественными существами, по сути представляющим собой единый организм. Сознания скаргов объединены, и основной формой коммуникации является телепатическая передача, что существенно затрудняет их изучение. Для осуществления управления и формирования иерархии в обществе используется принцип ментального доминирования особенно ярко проявляющийся у вожаков, так как их телекинетические импульсы способны подавлять самостоятельные волевые команды рядовых особей и полностью подчинять последних. Исследователи предполагают, что центром городов скаргов является своего рода сверхразум, являющийся иерархической вершиной, обладающий способностью подавлять волю и управлять действием всех жителей подвластной ему территории. Основной задачей таких городов является пищевое и энергетическое поддержание сверхразума. Пищевым рационом скаргов являются менее агрессивные и более крупные по размерам виды, одними из которых являются стражи (как молодые, так и стражи границ). В связи с тем, что тела скаргов не приспособлены к дальним космическим перелетом в качестве опорных пунктов и перевалочных баз они используют ульи. Еще одной особенностью этих существ, является управляемая сверхразумом способность менять генетический код для создания новых особей с особенностями необходимыми для выживания города в сложившейся обстановке. Так называемые «красные скарги», прозванные так за более прочный экзоскелет обладающий красным оттенком, куда более приспособлены для ведения боя, с их врожденной гиперрефлексией и агрессивностью. В связи с все более увеличивающейся популяцией и частотой встречаемости красных особей не будет ничего удивительного в появлении каких-либо новых, измененных форм скаргов...

 

       Изодранный, оставляя куски обшивки богу космического мусора, наш корабль продолжал  прорываться к своему спасению, отбрасывая нападающих скаргов. Колония подобно сработавшей пружиной ощетинилась огнем и приготовилась к обороне словно древнеримская «черепаха», покрываемая метеоритным дождем, но упрямо теснящая врага. «Асигару», словно клинок самурая рассекающий клинья скаргов, надежно прикрываемый бортами истребителей от ответного огня, залпы ракет, напоминающие кометы, предвещающие гибель своим целям. Врезавшиеся в поле гравитационных ловушек, скарги не замедляя движение, продолжали натиск, прокладывая в заградительной линии «коридоры», усеянные мертвыми телами своих сородичей. Словно разбушевавшийся древнегреческий бог, крейсер прорыва «Зевс» обрушил всю огневую мощь на наступающие силы врага, превращая космическое пространство вокруг себя в подобие ночного неба, разрываемого на части трассирующими пулями орудий противовоздушной обороны, как это было в войнах, происходивших задолго до освоения человечеством полетов за пределы родной планеты.

 

       ...Еcли долго всматриваться в бездну - бездна начнет всматриваться в тебя[1]...

       Подобно ожившим уголкам космоса, уплотнившимся до появления сознания...медленно плывя из тьмы, подобные древним божествам...они.., капитан смотрел, как они приближаются. Настоящие хозяева вселенной - разрушители. Залп метеоритов и оборона треснула, как плоть выпавших в открытый космос членов экипажей разгерметизировавшихся кораблей, лопнула, как амбиции человеческих существ. Капитан смотрел на громадные тени разрушителей, как, возможно его далекие предки смотрели на приближение драконов норманнов, выплывающих из рассветного тумана и приближающихся к берегу. Застывший ужас и благоговейный трепет, сжимающий сердце и сковывающий тело. Один на один с воплощением всепоглощающей тьмы космоса.

       Еще залп и исполинское тело крейсера «Зевс» сраженное метеоритами, подобно смертельно раненому киту, грузной, бесформенной тушей распалось в ваккуме космоса, потеряв все былое величие. Третий залп разрушителей и можно было лишь наблюдать, как скарги добивают оставшиеся очаги сопротивления. 

       ….Вспышка форсажных двигателей корабля снабжения «Эпсилон», сияние гиперскачка, сжимающее пространство до безмерно малой точки на дне которой гибнет колония, в обломках флота Земной Империи, где мертвые глаза экипажа смотрят на погибшего капитана, до последнего мгновения сжимавшего в своих кулаках узлы управления кораблем...

 

       …возвращаясь в настоящее время...

       База «Олимп», колония СD1314. Процедура дезинфекции. Двери шлюза открылись. Крупная угловатая голова существа, скрестившего свои четыре руки на груди, нависла над капитаном с высоты двух с половиной метров. Капля пота скользнула по рубцово-измененной коже, как когда-то ракета по бронелисту,  отколовшая во время взрыва фрагмент внутренней обшивки.

       Крепкий корабль...хороший шрам - сказал чужой голос, возникший где-то в глубинах разума.

 

       07.08.2014



[1] Ф. Ницше (с)