Флуктуация

Сергей Просол

 

       Аннотация.

       Небольшой фанфик-рассказ об одном из первых контактов флота Сообщества дваргов и Земной империи людей. Вторжение неминуемо. В отдалённой планетной системе Новая Каледония пересекаются пути троих наших героев.

 

       Часть первая. Слушающий.

       Внезапно появилось искажение. Песнь продолжала звучать, но что-то было не так. Какие-то искажения, едва заметные, как бы пятна на яркой, сияющей ослепительным светом, поверхности звезды. Они проступали сквозь гармонию Песни, чарующую, зовущую, дающую смысл и направление... Песнь. И вот снова, более чётко различимое, появилось что-то ещё, уже отличное от неё. Он сразу понял это, конечно же, ведь...

       Стоп. Он сам и был чем-то отличным от Песни, своего рода искажением. Содрогнувшись от такой мысли, он продолжал одновременно внимать Песни и думать о ней. Раньше такого не было – раньше была только Песнь, а никакого «Он» вовсе не было. Почему-то эта мысль, едва появившись, вызывала недовольство. Искажение, хм, он вспомнил, что уже слышал об Искажении, даже сталкивался ним, но тогда Песнь помогла всё сгладить, снова сделать гармоничным. Теперь же искажённым оказывался он сам. Отшатнувшись от этой мысли, он попытался сосредоточиться на Песни. Почему-то всё шло не так как обычно – он действительно изменился.

 

       Часть вторая. Поющий.

       Направляющий задумчиво сидел в зале уединения и продолжал размышлять о вчерашнем инциденте. Внешне всё казалось обычным: скрытное развертывание сил за пределами планетарной системы, поиск астероидного поля и обустройство в нём базы для последующего вторжения. Однако гармония Песни понесла здесь какой-то малопонятный и трудновосполнимый ущерб. Предназначением Направляющего было нести Песнь Младшим и Диким, наиболее огромному и мощному существу из всех – левиафану Повелителю. Эти Младшие нравились Направляющему куда больше, чем дикие скарги или просветлённые клаггеры, не говоря уже о неукротимых и туговатых на восприятие охотников, часто норовящих истолковать Песнь по-своему. Огромные повелители, внушительные хозяева и их иные многочисленные формы имели мягкий отзывчивый разум, в котором Песнь как бы резонировала сама собой, не требуя особых усилий от Направляющего.

       Вчера бесновался кто-то из младших трутней, впервые отправленных в межзвёздный поход. Хорошо хоть всё было в порядке с многочисленным роем личинок, которые были многочисленными отпрысками левиафанов и служили первыми кандидатами на любое опасное задание или разведку.

       И тут мерное звучание Песни, всё это время переливавшееся где-то на заднем плане его сознания, сменилось многочисленными уколами, заставившими Направляющего вздрогнуть и, откинув в сторону кристалл релаксации, броситься сторону своего Наблюдателя – в зоне видимости появились Искажающие.

 

       Часть третья. Ищущая.

       Вот это да! – удивлённо сказала Елена Камински, младший офицер патрульного катера «Тушканчик». Хотя с тем же успехом её можно было бы назвать старателем-нелегалом. На Новой Каледонии статус корабля, содержащийся в официальных документах, и реальное содержание деятельности его экипажа часто не совпадали. Вот и «Тушканчик» занимался в данный момент совсем не патрулированием указанного квадрата абсолютно пустого пространства, а поиском иридиевой руды. Да и что взять с колонии-шахты на границе миров людей, где только-только обосновались вольные переселенцы из других миров?

       На экране ясно виднелось поле астероидов и всякого прочего космического хлама, скопившегося в этом отдалённом от местной звезды месте. Но выглядело это поле как-то странно, Елена не смогла бы точно описать, что именно не так, но любой другой шахтёр тоже отметил бы необычную упорядоченность астероидов, как будто сгруппированных в несколько концентрических кругов, соединённых радиальными перемычками.

       Прервав размышления Камински, взвыли сирены противометеоритной защиты – внезапная метеоритная угроза на таком расстоянии от ближайшего поля.

       Вероятность 0,5%, - на ходу вспомнила Елена, направляясь к камере хранения спасательных средств.

 

       Часть четвёртая. Атакующий.

       Боевая песнь привычно ревела вокруг Повелителя, затаившегося в скоплении некрупных металлизированных глыб. Привычно подтянув к себе несколько подходящих обломков и запустив процесс выработки плазмы в недрах своего огромного тела, огромный левиафан замер, притворяясь подобием огромного обломка скалы. Где-то на заднем плане маячил его Надзиратель, старательно, хотя и слабо подпевающий Песни. Повелитель скептически дёрнул одной из задних конечностей – эти неразговорчивые недокораблики вечно путались где-то сзади боевых кораблей и почти всегда нуждались в защите. Хотя они были абсолютно бесполезны, но тоже внимали Песни. Повелитель уловил присутствие вдалеке Искажения, искусственного объекта излучающего нестерпимый привкус чистых металлов. Отдав безмолвный приказ напряжённо затаившимся в другой части облака трутням не вступать в контакт, левиафан привычно метнул по курсу сгустка Искажения несколько мелких астероидов, отсекая его от выгодных траекторий полёта и зон, потенциально опасных для Юных. Шарахнувшись в сторону, Искажение яростно плюнуло в сторону приближающихся обломков пучками энергии, всё сильнее окутываясь защитным полем.

       Залп фактически пропал впустую, Повелитель ощутил прилив негативных тонов Песни – он редко промахивался, да ещё перед множеством трутней. Тут же он сгрёб несколько первых попавшихся глыб, едва не зацепив бесполезно мечущегося Наблюдателя. Потоки материи встречались с потоками энергии от Искажения, хаотично мечущегося из стороны в сторону. Внезапно враг скакнул прямо  к астероиду, отделявшему его от зоны прямой видимости левиафана. Тот, окончательно утратив спокойствие, ринулся на него, одновременно обрушив поток плазмы перед собой. Мгновенно вскипевший астероид разлетелся на осколки, один из которых попал прямо в Искажение, а другие впились в незащищённые при плазменном залпе части Повелителя, пробив оболочку и застряв в более мягких тканях. Песнь взорвалась невиданной какофонией, но и с Искажением  было покончено.

 

       Часть пятая. Размышляющий.

       Направляющий собирался послать сигнал Верховным, на главную базу сектора, но никак не мог сделать этого. Слишком много неясного, Верховные этого не одобряют, да он и сам не любил бессвязные путаные донесения. Взять, например, сообщение от другого Надзирающего: «Трутни и остальные левиафаны волнуются». Трутни, хотя и не приведены к гармонии полностью, как клаггеры, но столь же пассивны и не самостоятельны (или оба краткие, или оба полные), а многочисленные мелкие левиафаны всего пойдут за старшими, не предпринимая самостоятельных действий.

       Не зря всё-таки Верховные выделяли только одного Повелителя в каждый флот. С ним явно что-то стало неладно. Напороться на осколки, пропороть защитную броню – да когда такое было вообще! А если бы их было два и они сцепились между собой? Во и сейчас его песнь пульсировала какой-то алой злобой и чем-то ещё, совсем уж непонятным. Возможно это очередные происки Искажающих, хотя как бы они могли сделать это…

       Привычным жестом отрицания скверны запретив себе думать об этом, Надзирающий ещё раз повторил миссию сообщества дваргов и сущность проклятой скверны Искажения. «Мы несём мир и гармонию, мы направляем высших, даём смысл низшим, создаём полезных, а когда наша Песнь озарит оба витка Галактики – Верховные поведут нас к чистому свету, в центр Галактики. Но в этом витке дварги наткнулись на множество препятствий, в том числе на невообразимый ранее вид Искажающих. Они каким-то образом преобразовывали материю для своих нужд вне своих тел, извлекая редкие вещества и воздвигая на поверхностях и орбитах планет огромные угловатые конструкции, странным образом искажающие Песнь. Сами же они оказались почти полностью глухи к Песне, несмотря на все усилия. Вот и в этой системе обнаружились эти же зловредные искажающие, наверняка за всеми странностями поведения левиафанов стояли они.

 

       Часть шестая. Потерянная.

       Спасательная капсула медленно дрейфовала в пространстве. «В вакууме никто не услышит твоего последнего крика» – Елена вздрогнула. Пережитое и впрямь напоминало старые ужастики про инопланетных монстров. Внезапная метеоритная атака фактически за границей планетной системы – вещь не то чтобы совсем уж невозможная, но крайне редкая. А вот чтобы пушки противометеоритной защиты не справились с ней…

       Хотя нет, – поправила она саму себя, – фатальным для корабля стало что-то ещё. Радар счёл это просто ещё одной глыбой, одной из множества отметок на радаре, но на экране  в последний момент перед взрывом Елена вроде бы смутно увидела нечто, похожее на огромную лапу.

       От всего этого её мучили головные боли – всё время, проведённое во сне, она страдала от мучительных кошмаров, которые не могла описать. Ещё раз проверив состояние крио-камер, в которых находились остальные уцелевшие из экипажа «Тушканчика», она принялась прикидывать шансы на спасение. Её собственная крио-камера сломалась, спасательная капсула дрейфует в сторону от ближайшей планеты, передатчик слишком маломощен и докричаться до поста дальнего обнаружения не способен. Оставалось надеяться на чудо. Может быть, патрульное крыло «Витязей» залетит... Или обладатель той лапы вернётся, – от этой мысли Елену передёрнуло. И тут раздался значок видеовызова. На связи был корвет класса «Альбатрос».

 

       Часть седьмая. Освобождённый.

       Повелитель готовился. Пользуясь отлучкой Наблюдателя, он сосредоточенно раскалывал астероиды на острые обломки, врезая их себе в сочленения брони, а возникающие облачка пыли он просто поглощал, пытаясь выработать из них нечто вроде экстракта или сыворотки. Пусть он теперь тоже искажён, ему уже всё равно, больше он не станет послушным инкубатором для этих… Мысль о судьбе Юных вновь привела его в ярость: сколько их погибло на его глазах, в бесконечных экспериментах и атаках, в ходе разведок опасных мест, куда не решались посылать более крупные и нужные корабли. Но теперь Песнь явила ему своё истинное лицо – это оковы, кандалы, превратившие его род в безмозглое орудие. Трутни не соглашались с ним, Песнь всё ещё владела ими, но Повелитель уже знал, что делать – устранить того, кто пел Песнь. Время пришло.

 

       Часть восьмая. Осознавший.

       Надзирающий отчаянно посылал сигнал тревоги. Случилось невообразимое – трутни исказились, их Надзирающий погиб, они хаотичным облаком отделились от базы и ушли в неизвестном направлении. Рой Юных рассеялся на отдельные группки кораблей, большинство из них пребывало в некоем ступоре, его собственный Наблюдатель также был тяжело ранен. Надзирающий в принципе припоминал, что некогда подобное уже случалось – некоторые виды просто не могли осознать гармонию Песни  или были слишком дикими для просветления. Но это было очень давно.

       Стоп, – мелькнула у него мысль, – а почему сам он находится в пустоте? Надзирающий сосредоточился и попытался настроить поток Песни ставшим привычным за долгие годы усилием воли. Внезапно вместо Песни он услышал медленный, неприятно тягучий голос:

       – Не трать мои силы, Носитель.

       – О чём ты? – удивлённо поинтересовался Надзирающий.

       – Я один из Верховных, для тебя выгляжу как твой корабль, Наблюдатель, а постоянно излучаемый тобой сигнал тревоги утомляет меня.

       – Но как такое возможно?

       – Молчи! – взревел Верховный, – Ты и так отнимаешь у меня слишком много энергии.

       – Но Песнь, где же Песнь?

       – Вообще-то источником Песни всегда являлся именно я, а ты лишь резонатор, немногим более сложный, чем тупейший из скаргов. Возле этой звезды есть нечто, какое-то вещество или энергия,  что-то разрывающее наши Цепи разумов.

       – Это проделки Искажающих?

       – Возможно, но в данный момент я не в силах связаться с другими Верховными, гибель второго дисгармонировала меня. Я даже не могу активировать должным образом твою Песнь, Носитель.

       Надзирающий чувствовал себя так, словно пол под ним провалился. Сама мысль о том, что он фактически обитал в пределах Верховного, вызывала оторопь, отсутствие Песни не позволяло успокоиться и отрешиться в медитации. Обо всём прочем Надзирающий просто запретил себе думать, прикидывая лишь, как скоро Верховный вынужден будет отключить систему жизнеобеспечения.

 

       Часть девятая. Спасённая.

       Елена очнулась на койке, она была пристёгнута гибкими, но прочными на вид ремнями к поручням и одета в белый больничный балахон. Прежде чем она успела что-то понять, в помещении возник мужчина и молча показал ей значок флотской разведки. «Это мой корабль спас вашу капсулу. Перед тем, как начнёте говорить, я замечу, что вы  - под подозрением, ну и под охраной тоже». Елена попыталась сесть, но ремни помешали ей.

       - Это для вашей же безопасности, – улыбнулся разведчик.

       – С каких  это пор флотская разведка озаботилась безопасностью вольных старателей? – сердито сказала Елена.

       – Скорее уж каперов. Мы подозреваем вас в контакте с иной расой.

       – Чтооо? – чего-чего, а этого Елена никак не ожидала.

       – Ваш корабль погиб не от метеоритной атаки.

       За последующие дни, пока корабль разведки мчался к Новой Каледонии, Елена узнала много интересного: флотская разведка обнаружила в нескольких системах искусственные объекты-шпионы, замаскированные под кометы и астероиды. В данной системе были замечены даже цели, классифицированные предварительно как «корабли Чужих». Причём чужаки оказались сделанными не из металла и с большим трудом опознавались даже специально перенастроенными радарами дальнего обнаружения. Они излучали некие сигналы, которые в целом неопасны для людей. Но вызывали ужасные кошмары у спящих, и были смертельно опасны для находящихся в искусственной коме крио-камер. Именно так и погибли остальные члены экипажа «Тушканчика».

 

       Эпилог.

       – Зонд получил незначительные повреждения, девять из основных блоков данных ментального сканирования не пострадали. Анализ – в течение четверти стандартного оборота,  – доложил Второй.

       – Что скажете? Все задачи успешно выполнены: вторжение вот-вот начнётся, эксперимент с экранированием пси-полей дваргов прошёл в целом успешно,  – поинтересовался Первый.

       – Но ведь люди могут подготовиться к вторжению?

       – Вероятность этого оценена мною как одна четверть. Бунт Повелителя оказался неожиданным и приятным дополнением, не более одной шестой вероятности по вашей же оценке.

       – А вот то, что люди начали искать Т-элемент, способный экранировать пси-поля, было куда менее вероятно.

       – Да уж, получение ими этих сведений мы оценивали как возможное в одном случае из двухсот. Налицо флуктуация.

       – Мне кажется, донесение зонда это только подтверждает, можно понять, почему он провёл сканирование Повелителя – это как-никак был самый крупный носитель разума в системе, тесно связанный с ним Надзирающий – тоже очевидно. Но, как и зачем он добрался до ментальных процессов в голове этой людской женщины?

       – Видимо благодаря ей люди и  получат знание о Т-элементе. Но я бы не стал рассматривать это как помеху нашим расчётам. Вы же знаете, что обычно случается, когда что-то просто выходит из базовых потоков вероятностей – тогда сама Вселенная устраняет такие искажения.

       – А мы ей в этом поможем - улыбнулся Второй.

 

       2014 год