В плену

 

Станислав Зайцев

 

       База имперского флота Олимп.

       Длинный коридор.

       Гулким эхом отражаются от стен торопливые шаги контр-адмирала Леви Аккермана. Он смотрит на часы и немного сбавляет темп. Спешка не к лицу при его-то статусе, хотя очень хочется поскорей увидеть воочию, то ради чего ему скоро придется совершить самую эпичную миссию в истории Империи.

       Коридор совершает поворот и последняя автоматическая дверь распахивается перед Леви. Он, переступив через порог, оказывается в святая святых научная лаборатория базы Олимп. Гигантское сферическое помещение, разделенное на множество ячеек, словно улей, наполнено суетой и движением. Контр-адмирала встречают два десятка профессоров, ученые и ведущие специалисты, занимающие высокие посты в самых разных науках.

       - Адмирал Леви, - это невероятно! – пожилого возраста профессор, отбрасывает в сторону все приветствия и формальности. – Невероятно!

       Не проронив больше ни слова, резко развернувшись на пятках, он направляется в исследовательский блок нейрофизиологии. Адмирал хмурит брови, остальные ученые смущенно отводят глаза, мол, что взять со старика – увлечен же наукой, и всей делегацией направляются за профессором.

       Профессор набирает пароль, и герметичная дверь медленно отъезжает в сторону. Представители научного консилиума вместе с контр-адмиралом входят в просторное помещение. Зажигается свет. Взору предстает четырехметровый паукообразный пришелец из фантастических романов: хитиновое тело, конечности как у скорпиона, длинная шея и шипастая голова. Из «затылка» небрежно во все стороны, словно крона дерева с которого осыпалась листва, торчат длинные нитевидные отростки. Кто-то из ученых отпускает неуместную шутку, дескать, тварь то непричесанная.

       Существо сковано стазис-полем. Его движения заторможены, а глаза испепеляют ненавистью всех собравшихся вокруг него людей.

       - Итак, господа, прошу любить и восхищаться – Наблюдатель Дваргов. – воскликнул профессор и подошел к командному пульту.

       - Мне нужны результаты исследований, профессор. – Интонация адмирала дает всем понять, что времени на шутки нет.

       Тем не менее, профессор позволил себе выдержать эпичную паузу, довольно оглядел всех присутствующих и глубоко вздохнув, заговорил: «Итак, существо четыре дня назад было взято в плен. В буквальном смысле содрали его с астероида. Гадина вцепилась в камень так, что пришлось пилить ей ноги, которые как видите благополучно отросли заново, – профессор заулыбался и продолжил. – Это разведчик. Да не простой, а с гравистанцией голове, такой мощности, какая не снилась Земной империи и не приснится ещё лет 500… Отростки на его голове это передатчики сигнала, который распространяется на определенной частоте. По сути это мысль, которая сформировавшись в четкую картинку, за доли секунды преодолевает сотни мегапарсек. А вот и сама картинка, которую мы перехватили. Прошу обратить внимание на голограмму».

       Профессор набрал команду на панели управления и в воздухе замерцало изображение звездной карты. Профессор сделал приближение и контр-адмирал увидел во всех подробностях и без того знакомые ему звездные системы приграничного сектора. Ещё более подробное приближение показало детально все планеты. И ещё одно увеличение – каждый корабль, каждый истребитель во всех ракурсах.

       Ученые переглянулись. Нервный шепот пробежался по толпе.

       - Что это значит? – спросил контр-адмирал.

       - А это значит, - заговорил профессор, - от того и назвали мы его Наблюдателем, что своими отростками он сканирует космические просторы и видит абсолютно все, каждую планету и положение всего нашего флота с точностью до миллиметра. Таким образом, две новости - положительная и отрицательная: положительно здесь то, что картинка есть и у нас, а значит ещё не поздно сделать соответствующие маневры и подготовить ловушки-сюрпризы для наших гостей. Этот наблюдатель здесь первый, остальные будут ориентироваться на него. Мы попробуем исказить им часть пути… А плохо здесь то, что он передал картинку «куда надо» и враг все же имеет общее представление о нас. Они идут.

       Контр-адмирал ничего не ответил профессору, и сделав пару шагов наклонился поближе к голове твари, которая давлением стазиса крепко прижата к полу: «Никогда… вы слышите меня? Никогда!»

 

       Шлейф Жемчужной колонии растянулся на тысячи километров, огибая звезды и планеты. И это не миграция к благоприятным галактикам. Это зов вселенной.

       Командующий флотом подошел ближе к протоплазменному изображению звездной системы Земной империи и разжал кулак. Жемчужная колония взяла курс.

 

       2014 год